Реферат выполнен ученицей 9 класса Овсяник Дарьей под руководством Аносовой Елены Дмитриевны.
Реферат Овсяник Дарьи "Королева риска" - Лидия Виссарионовна Зверева (1890 - 1916)"
Вступление.

"...авиация никогда не перестанет занимать, восхищать и всегда снова удивлять свободные умы..."

А.И.Куприн.

В историю нашей Родины Гатчина вошла как колыбель русской военной авиации. Здесь в начале столетия действовал учебный воздухоплавательный парк, на базе которого была создана Офицерская авиационная школа. В Гатчине в числе первых в России обосновались Всероссийский аэроклуб и авиашкола "Первого русского товарищества воздухоплавателей".

Организацию русского военного воздухоплавания возглавлял генерал А.М, Кованько, а командование Гатчинской Военной Офицерской авиашколой было поручено Ульянину С.А.

Небо Гатчины стало свидетелем полёта первого крылатого сына России М.Н. Ефимова и первой русской авиатриссы Л.В. Зверевой. Здесь приобрели лётное мастерство военные авиаторы Е.В.Руднёв, Г.Г.Горшков, И.Л. Когунов, Н.Н. Данилевский.

В этот период на Гатчинском аэродроме испытывались самолёты талантливого русского авиатора Я.М. Гаккеля.

Среди выпускников школы был выдающийся русский лётчик П.Н. Нестеров, родоначальник многих фигур высшего пилотажа, в том числе "Мёртвой петли" и "Петли Нестерова".

С Гатчинским аэродромом связано имя блестящего пилота России В.П. Чкалова, проходившего службу в нашем городе, и знаменитых полярных лётчиков, поднявшихся над белым безмолвием Арктики: Я.И. Нагурского, Б.Г. Чухновского, М.С. Бабушкина. Здесь прославился мастер парашютного дела Н.А. Евдокимов.

Таким образом, в истории Гатчинского военного аэродрома отразился весь большой и славный путь, пройденный русской авиацией.

Мода на авиацию, охватившая в начале XX века практически все слои российского общества, не миновала и представительниц прекрасного пола. Гатчинский аэродром стал одним из центров отечественного воздухоплавания, причем кроме военных пилотов здесь проходили обучение и "штатские" летчики - члены Всероссийского аэроклуба. Среди них были и женщины - Л. Зверева, Е. Анатра, Л. Голанчикова. По аналогии с известной грузинской царицей пресса именовала их "воздушными Тамарами", отмечая, что "царят они не в какой-то отдельной стране, а в целой стихии - воздухе".

Самой блестящей из них, на мой взгляд, была Лидия Виссарионовна Зверева.

Детство.

Первая русская женщина-авиатор Лидия Виссарионовна Зверева родилась в 1890 году в семье известного героя русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Генерал мечтал о сыне, а судьба подарила ему двух дочек. Впрочем, младшая. Лида, росла таким сорванцом, что могла дать фору любому мальчишке. Однажды ревущую Лидочку нашли в саду среди зарослей колючих кустов: она не могла подняться, лицо и платье были перемазаны грязью. Неподалеку валялся сломанный раскрытый зонтик - летний, кружевной, подаренный на день рождения старшей сестре Люсе. Лида совершила на нем свой первый полет с дерева, К счастью, ноги-руки малышка не сломала, только сильно вывихнула лодыжку.

Под впечатлением от военных рассказов отца Лида мечтала совершить что-то героическое. Она день-деньской пропадала бы в гарнизоне, если бы не мать. Та вечно беспокоилась о простудах детей и питательных кушаньях. Лидочка презирала и то, и другое: тайком распахивала зимой окна, чтобы закаляться, как это делали солдаты гарнизона, выливала горячий бульон и пила воду со льдом. В результате здоровье ее было отменным.

Лиде, наверное, исполнилось лет двенадцать, когда в крепости появились аэростаты. Пузатые летающие шары будоражили ее воображение. От отца девочка узнала, что впервые аэростатами заинтересовался французский якобинский конвент; депутаты обратились к химику Гитону Де Морво с вопросом: нельзя ли использовать шары в военных целях? Оказалось, можно. Аэростаты поднимались на высоту пятьсот метров, и с них можно было вести наблюдение в окружности двадцати пяти километров. "Но барышням нельзя на них подниматься", - добавил отец, заметив загоревшийся взгляд младшей дочери. Лида думала недолго: собрала все свои драгоценности - жемчужное ожерелье и золотые часики, подаренные матерью, стащила из буфета несколько серебряных столовых ложек (няня говорила, что они имеют большую ценность), сложила все в сумку и стала ждать подходящего случая. В гарнизоне ей симпатизировал офицер но имени Николай Гаврилин, который как раз командовал воздухоплавательным подразделением. Ему-то и предназначались все Лидочкины сокровища в обмен на разрешение тайком подняться ил аэростате. Гаврилин выслушал просьбу, задумчиво покрутил усы, рассмотрел подарки и сказал: "Идет. Попробую". Лида только потом узнала, что со всеми драгоценностями Николай прямиком отправился к ее отцу. А генерал, услышав о её намерениях, вдруг пришел в такой восторг от смелости дочери, что приказал Гаврилину поднять Лиду на аэростате, сохраним их сговор и тайне.

Лида помнила ни с чем несравнимое чувство восторги, когда медленно плыла на таре по воздуху. В залитом солнцем небе ее переполняло острое ощущение счастья и свободы.

Лидина мать настояла, чтобы ее отдали в Мариинский институт благородных девиц. После института девушку выдали замуж за железнодорожного инженера Ивана Сергеевича Зверева.

Два года Лида проскучала в браке. Мотом ее муж неожиданно умер от аппендицита...

Начало пути.

Затем Зверева "заболела авиацией". Правда, подобное увлечение требовало значительных средств (покупка самолета, плата за обучение и т. д.), но, к своему счастью, Лидия Васильевна нашла полную поддержку в лице своего отца - прославленного боевого генерала. С 18 июня 1911 года Зверева обучалась в летной школе первого российского товарищества воздухоплавания "Гамаюн" в Гатчине. Через 10 дней она впервые поднялась в воздух на биплане "Фарман" в сопровождении инструктора В. В. Слюсаренко. Людочке Зверевой шёл двадцать первый год, когда она стала ученицей лётного инструктора Владимира Викторовича Слюсаренко, недавно получившего лётный диплом. Первая в России частная школа "Гамаюн" принимала всех желающих, в том числе и дам. Мысль, что женщины могут подняться и воздух и управлять аэропланом, всегда казалась Владимиру абсурдной. При первом знакомстве Лидочка замешкалась, снимая тонкую лайковую перчатку, - и он вдруг понял почему: она не знала, протянуть или нет руку будущему учителю для поцелуя. Все-таки она барышня и, как он сразу понял по её одежде и манерам, из высшего общества. Окончательно смутившись, Лида спрятала руку за спину. "Извините за личный вопрос, - буркнул тогда Владимир, - а наши родные в курсе, что вы собираетесь... летать? Лидия подняла на инструктора вишневые глаза:

"Папа во всем и всегда меня поддерживает".

Смелость ученицы Слюсаренко быстро стала легендарной. Мужчины в ее присутствии чувствовали себя трусами и страшно этого стыдились. Многие опытные пилоты боялись брать такую высоту, на которую играючи поднималась Лида - тысячу его метров! А уж как она умела настоять на своём! Иногда Слюсаренко казалось, что эта миловидная девушка владеет гипнозом. Иначе чем объяснить, что, будучи в здравом уме он согласился взять её с собой пассажиром в первый в истории перелёт Санкт- Петербург-Москва? Какое расстояние между этими двумя городами? Семьсот двадцать пять километров. Это сегодня пустяк, преодолеть его на самолёте, а в 1911 году русские ещё не летали на такие расстояния. А вот французы делали это уже тогда. И надо было срочно доказать, что мы не хуже.

Занятия проходили нерегулярно, но с 21 июля начинался перелет Петербург - Москва и Слюсаренко предложил Зверевой лететь с ним в качестве пассажирки. Однако из-за сбоев мотора вскоре после взлета пришлось вернуться обратно. Авиатор Шиманский предложил Слюсаренко воспользоваться своим мотором, но забронировал за собой место пассажира вместо Зверевой. Вероятно, Лидию Виссарионовну такое решение спасло от гибели. Во время перелета машина Слюсаренко потерпела аварию, пилот сломал ногу, Шиманский погиб.

Лидия и любовь.

После катастрофы Зверева регулярно навещала своего наставника в больнице. Постепенно между ними завязался роман, и спустя два года они поженились. ...Они поженились в 1912 году в присутствии двух свидетелей. Лида не стала оповещать семью о замужестве, рассказала обо всём позже. А родители Владимира были приятно удивлены женитьбой сына на богатой невесте: отец Слюсаренко был простым инженером из разночинцев. Получив диплом авиатриссы, Лида выступала в показательных авиашоу по всей стране. Баку, Тифлис, Рига, Москва, Петербург, Новгород... Без нее не обходилась ни одна воздушная программа. Она выполняла фигуры высшего пилотажа, поднималась на рекордную даже для мужчин высоту тысяча двести метров, мастерски выписывала "восьмерки" и, как никто, умела входить и выходить из штопора. После выступления аэроплан Лидии обычно забрасывали цветами - так, что машины не было видно.

Но прежде чем это случилось, Лидия Виссарионовна смогла самостоятельно завоевать право на звание авиатора. Занятия в авиашколе "Гамаюн" возобновились с 10 августа 1911 года, и уже через день инструктор П. В. Евсюков отпустил Звереву в самостоятельный полет. Впоследствии известный летчик и авиаинженер К. Арцеулов вспоминал: "Зверева летала смело и расчетливо. Я помню, как все обращали внимание на смелые мастерские полеты ее, в том числе и высотные. А ведь в то время не все даже бывалые летчики рисковали подниматься на большую высоту". 22 августа 1911 года Лидия Виссарионовна сдала экзамен и получила российский диплом пилота под номером 31. С этого момента она вошла в историю, став первой в нашей стране женщиной-авиатором. Вслед за радостью пришли огорчения. Петербургский аэроклуб установил для нее такой высокий страховой залог, что она не смогла принять участие в Царскосельских соревнованиях. На соревнованиях в Гатчине, когда самолет Зверевой уже был готов к вылету, кто-то подсыпал в мотор железные опилки.

"Не знаю, кому могла прийти в голову такая дикая мысль? Разве я могла тогда с кем-нибудь конкурировать?" - удивлялась летчица.

В октябре 1911 года Лидия Виссарионовна совершила турне по Кавказу. Ее демонстрационные полеты пользовались большим успехом у публики и позволили существенно поправить материальное положение. Вернувшись в Петербург, Зверева заключила новый контракт. Очередное ее выступление должно было состояться в Риге 14 апреля 1912 года. Накануне, еще в поезде, у летчицы поднялась температура. Врачи обнаружили воспаление легких, но по настоянию самой Зверевой отменять гастроли не стали. В результате во время выступлений в Риге самолет разбился при посадке. Отважная женщина получила серьезные травмы. Теперь уже жениху пришлось навещать свою невесту в больнице. После ее выздоровления влюбленная пара зарегистрировала свои отношения. До того как Лидия вышла замуж о её любви мечтали многое, но ходила молва, что она давно мечтает о самом императоре. Отчасти это было правдой. Однажды воздушное шоу на петербургском аэродроме посетила царская семья. Лидия в тот день страшно волновалась. Слюсаренко никогда не видел, чтобы, женя, прихорашивалась перед выступлением.

Она выступила блестяще, трибуны ревели от восторга. Лидия тогда максимально снизив аэроплан, описала две плавные "восьмерки" прямо над головой государя. Николай II приветствовал се стоя. После окончания шоу император в сопровождении дочерей подошел к Зверевой и хотел поцеловать ей руку. Лидия стянула перчатку, но в последнюю секунду передумала. Она обосновала свой отказ тем, что мужчине Его величество не оказали бы такой чести, а привилегий она не хочет. Николай тогда воскликнул: "О, вы гораздо лучше любого мужчины! Вы - сокровище и гордость Отечества! Я пришлю вам личную охранную грамоту…" И тогда Лидия неожиданно призналась императору в любви.. Царь в ответ учтиво поклонился. В ту ночь жена Слюсаренко свалилась с лихорадкой. Он сам ухаживал за ней. Лида в крайнем возбуждении призналась мужу, что девочкой фантазировала, как когда-нибудь совершит подвиг ради царя. Более того, она тогда была влюблена в императора, портрет молодого Николая Александровича висел у нее над кроватью.

Слюсаренко очень ревновал: он и без напоминаний жены тяжело переживал то, что никогда не был ей ровней... ...Был только один случай, когда он действительно приревновал жену. Они с Лидой тогда уже перебрались из Петербурга в Ригу, Слюсаренко приобрел на деньги жены авиамастерские и конструировал новые модели самолетов, а Лидочка открыла частную авиашколу для женщин. Любопытная деталь: в школу Зверевой стали записываться аристократки - Долгорукая, Наумова-Антонова, Шаховская... Когда же в Риге появился Евгений Шпицйсрг? Перед самой войной, в начале мая 19Н года. Шпицберг был легендарным пилотом, королем - мертвой петли* - сложнейшей фигуры высшего пилотажа. Он выступал перед рижанами на ипподроме и блестяще демонстрировал перевороты через крыло, падения на хвост и напоследок - - мертвые петли".

Лидия испытывала к нему сильнейший интерес. После очередной "мертвой петли" она развязала ленты шляпки и подбросила ее вверх, как это делали сидевшие рядом мужчины. Порыв ветра подхватил легкий головной убор и понес над трибунами. Но Лидия этого даже не заметила... Рижские власти устроили в честь Шпицберга прием. Лидию посадили рядом с виновником торжества. Евгений был строен, широкоплеч, с мягкими кошачьими глазами. Председатель рижского аэроклуба поднял тост за процветание российской авиации, которая в скором времени превзойдет западную.

Потом поднялся Шпицберг и произнес:

- Предлагаю тост за первую поднебесную даму России.

В ответ Зверева заявила, что 19 числа того же месяца приглашает всех на ипподром. Она будет демонстрировать мёрсвые петли.Это было смелое заявление: женщины еще не выполняли этой фигуры пилотажа. Тогда Слюсаренко рассердился не на шутку. Когда они вернулись домой, он впервые в жизни устроил жене форменный разнос.

Ему все ясно, он не сомневался, что ей захотелось покрасоваться перед этим красавцем Шпицберген. Но рисковать ради него жизнью, выполняя "мертвые петли"-! Словом, он запретил ей выступать. До сих пор неприятно вспоминать! Лидия оскорбила мужа, заявив: что он боится, что без неё у него не хватит средств на конструирование самолетов. В ответ он так взбеленился, что чуть ее не ударил.

Мёртвая петля.

Ну конечно же она выполнила трюк, иначе это была бы сенсационного выступления жены и видел, как её моноплан "Моран" быстро набирает высоту. 500, 600, 700 метров… На восьмисотметровой отметке машина вдруг на мгновение зависла в воздухе и начала падать вниз. Трибуны выдохнули. Слюсаренко был уверен, что Лидия не справится: с моря дул сильный ветер, а у мотора Зверевой слабая тяга. Вдруг раздался громкий рокот - машина Лидии резко рванула вверх и описала в воздухе изящную петлю. Со всех сторон обрушились аплодисменты и восторженные крики. О новом рекорде первой русской авиаторши написали все российские газеты. Лидию теперь называли не иначе, как "королевой риска", и это ей страшно льстило. После выступления Зверевой Шпицберг подъехал к их дому на открытом авто, с охапкой белых роз. Лидия выбежала навстречу, но вдруг замерла на полпути и расплакалась: машина с белыми розами напомнила ей гроб матери - розы были ее любимыми цветами. Потом Лида весь вечер повторяла: "Это плохая примета, я чувствую". Наметившийся было роман так и не случился, а Шпицберг вскоре уехал из их города. К счастью. Впрочем, после той истории счастья уже не было, все покатилось под откос. ... После отъезда Шпицберга Лидия захандрила. Не потому, что влюбилась в него вовсе нет. Слюсаренко хорошо изучил ее характер и понимал, в чем тут дело: ей необходимо было постоянно соревноваться, покорять новые и новые высоты. Без этого ее жизнь теряла смысл Лидочка не могла жить без риска, только риск заставлял ее глаза загораться, только это делало ее счастливой. Владимир знал: теперь Лидия лелеет мечту вершить одиночный перелет из Петербурга в Москву. Но помешала война. От военного ведомства Слюсаренко почил приказ перевести свое авиапроизводство под Петербург. К этому времени его мастерские выпустили восемьдесят самолетов. Особенно удачной оказалась модель разведчика "Фарман XVI...." Но это так, к слову.

Лидия нехотя последовала за мужем в Петербург: все ее планы и надежды рухнули. В военное время никто не будет заниматься спонсированием новых рекордных перелетов. Значит, она больше никому не нужна. Ухожу на фронт военым авиапилотом-, - заявила она мужу промозглым утром. И тут Слюсаренко пронзило предчувствие, что его жена погибнет.

Да, Лида как будто смирилась с решением мужа, но что-то в ней переменилось. Теперь она все время пребывала в подавленном состоянии и совсем перестала улыбаться. И вдруг хорошая новость - Лиду пригласили принять, участие В Царскосельских авиасостязаниях. Как Слюсаренко обрадовался; уж теперь-то она оживет! Но Лида ворчала, что это не соревнования, а детский утренник, и что ей скучно в тысячный раз демонстрировать отработанные и давно наскучившие фигуры высшего пилотажа. Тем не менее она согласилась.

Владимир с восхищением наблюдал за полетом жены: как всегда, она была лучшей. Но вдруг аэроплан Зверевой стал терять высочу и рухнул, задев крылом верхушку сосны.

Слюсаренко примчался на место аварии, когда жена еще лежала под обломками аэроплана. Навещая Лиду в госпитале, Слюсаренко отговаривал её летать и дальше.С его женой произошло самое страшное, что может случиться с пилотом: ей изменило чутье. А без этого нельзя летать. Все профессионалы это знают. Он боялся, что жена будет долго приходить в себя после крушения, но она поправилась на удивление быстро. "Я больше никогда не буду летать. Отлеталась". - неожиданно заявила она мужу. Владимир пытался утешить се, говорил, что просто надо отдохнуть, сделать перерыв...

С В 1914 году после начала Первой мировой войны за счет государственной субсидии мастерские перебазировались в Петроград и превратились в "Авиационную фабрику Слюсаренко". К маю 1916 года завод выпустил по лицензии около 80 "фарманов" и "моранов", кроме того, был получен заказ на отечественный самолет "Лебедь". Велись разработки новых моделей. В пригороде открылся военный госпиталь, и Лида поступила туда сестрой милосердия. Через две недели Зверева заразилась тифом. Она умерла спустя семь дней, 15 мая 1916 года. Ей было всего двадцать шесть лет.

Похоронили ее в Александро-Невской лавре. Во время церемонии прощания над кладбищем пролетали аэропланы, провожая в последний путь первую в России женщину-летчицу.

В отличие от Зверевой, почти не сохранилось сведений об еще одной авиаторше. Судя по имени - Евдокия Анатра, - она приходилась родственницей известному одесскому промышленнику и пионеру авиации Артуру Артуровичу Анатре. Известно лишь, что эта женщина-пилот проходила обучение в летной школе в Гатчине и получила свой диплом авиатора (за № 54) 3 октября 1911 года.

Гораздо большей известностью пользовалась еще одна выпускница Гатчины - Любовь Голанчикова. Родилась она в 1889 году и уже в юности приобрела популярность как актриса, выступавшая под сценическим псевдонимом Молли Мор.

Немало женщин в то время показывали чудеса, покоряя воздух…… Женщины авиатриссы внесли огромный вклад в развитие русского лётного искусства. Целеустремлённые и по-женски непосредственные, они добивались успеха в своём деле, несмотря на сложнейшие преграды, преодолеть которые не всегда удавалось даже мужчинам.

Проректор бывшего Рижского авиационного университета Игорь Владимирович Кабашкин назвал Лидию Виссарионовну Звереву истинной дочерью страны. Мне кажется, эти слова как нельзя лучше раскрывают цели Зверевой и её последовательниц.

В те лихие, предвоенные годы русские лётчицы показали всему миру женские возможности и талант. И Лидия была ярчайшей их представительницей - смелой, непокорной стихии королевой - королевой риска.

В честь Лидии Виссарионовны Зверевой Названа улица в нашем городе.

Заключение.

В наше время авиационный транспорт- самый востребованный, самый комфортабельный вид транспорта. А история создания авиации уходит в далёкое прошлое.

Авиаполёт в Гатчине впервые состоялся в 1909 году на военном поле Кирасирского полка. Французский авиатор Жорж Леганье совершил по России демонстрационное турне и после полётов в Одессе , Варшаве, Москве приехал в Гатчину. Билеты стоили дорого, но зрителей было очень много. Публика наблюдала три попытки Леганье взлететь, но все они были неудачны.

Ещё в 1882 году Можайский изобрёл летательный аппарат, летал с Вороньей горы в Дудергофе - ныне город (Можайск) , поднимались на высоту 200 метров.

В Гатчине был построен первый в России военный аэродром, 1 сентября 1910 года открыта школа военных лётчиков, затем гражданская лётная школа "Гамаюн". Её учениками и инструкторами были замечательные люди России: Пётр Нестеров, Лидия Зверева и другие. Аэродром просуществовал до 60-х годов 20 века, а сейчас застроен жилыми домами, но этот микрорайон сохранил название "Аэродром".

Многие люди сейчас пользуются авиационным транспортом, предпочитая его другим видам транспорта, не представляя себе что стоило построить такую великую авиационную транспортную сеть по всему миру. Ведь это заслуга многих людей, которые вложили в авиацию свою душу.

Лидия Зверева достойна особого внимания - первая русская женщина - авиатрисса. Она повторила петлю Нестерова первой из женщин. В 1913 году открыла авиационную школу в Риге, была и конструктором и преподавателем авиадела. Память о ней будет вечно в наших сердцах.

Текст реферата можно скачать здесь

Презентацию можно скачать здесь

Карта сайта      Copyright © Корольков Максим